Литературный конкурс

 

На главную страницу | Карта сайта

Литературный конкурс

О писателе

Произведения

Фотографии

Рисунки

События и факты

Встречи с писателем

Презентация книги А.Костюнина

Моё знакомство с Вячеславом Тихоновым

Аудиокнига mp3

Ссылки

 

Конкурс-проект сочинений
на соискание премии Купель

 

Встреча с писателем в МГУ

Встреча с писателем в МГУ
Встреча с писателем в МГУ
Встреча с писателем в МГУ
Слева направо: В. А. Зайцев, И. Л. Волгин
Слева направо: О. А. Клинг, М. Л. Ремнёва, Н. М. Сергованцев

 

18 ноября 2008 года в МГУ состоялся творческий вечер писателя Александра Костюнина, члена Союза писателей РФ, лауреата премии «Лучшая книга 2007 года» России за сборник рассказов и повестей «В купели белой ночи».
Встреча проходила на филологическом факультете в «Пушкинской гостиной».
 
Ведущие:
·         Академик РАЕН, доктор филологических, кандидат исторических наук, профессор факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова и Литературного института им. А.М. Горького Игорь Леонидович Волгин, руководитель литературной студии «Луч»;
·         Доктор филологических наук, профессор филологического факультета МГУ Олег Алексеевич Клинг.
 
Филологический факультет Главного вуза страны представляет собой, по сути, храм русской словесности. «Пушкинская гостиная», где традиционно проходят встречи с известными отечественными и зарубежными писателями – его алтарь. Стены Гостиной пропитаны духом высокого творчества, они помнят острые дискуссии, лирику и металл поэтического слова, силу и свет писательского таланта. Считается, что само посещение этого «намоленного» зала благотворно влияет на мастерство писателя. А уж возможность выступить и предъявить Высшему земному суду свои работы, выслушать критические замечания, дружеские советы, получить объективную аргументированную оценку профессионалов – огромная ответственность и высокая честь!
 
Приведу наиболее интересные выступления ведущих и гостей встречи:
 
***
 
Игорь Леонидович Волгин:
 
– Обычно встречи с писателями мы проводим в Литературном институте на базе студии «Луч», которая существует, страшно сказать, 40 лет! Из этой студии вышло несколько поколений писателей, поэтов. Но поскольку в данном случае инициатором встречи выступил ректорат, решено было провести эту встречу на территории МГУ.
Формат встречи: «презентация». Жанр странный. Он появился недавно и стал главным. Не «драматургия», не «проза», не «поэзия», а именно «презентация». В последние годы все выдающиеся книжки проходят через эту процедуру. Для чего она нужна? Чтобы привлечь внимание к тексту, к какой-то книге. В наше время произошла сегментация культурного пространства. Если раньше произведение публиковалось в журнале: в «Новом мире» – Айтматов, в «Знамени» – Трифонов, то вся страна читала этот текст. На следующий день приходишь на работу, все разговоры о прочитанном. Теперь такое возможно только после программы «Аншлаг». К сожалению, единственное, что скрепляет сегодня наше культурное пространство, это «Аншлаг». Поэтому литературе приходится самой обращать на себя внимание. Раньше не было такого понятия «провинциальная» и «столичная» литература. Талантливые окраинные произведения подхватывались столичными журналами и тут же становились достоянием всей публики. Сейчас этого почти нет. Я знаю несколько сильных авторов, живущих в провинции, которые совершенно неизвестны в Москве. Как сказал один умный философ: «для Бога не существует конфессиальных перегородок». Точно также и в литературе: для читателей важен высокий уровень текста, а не адрес прописки автора.
В данном случае можно с уверенностью сказать: текст хороший. Иначе я бы не согласился быть ведущим на этой встрече…
Вы, Александр Викторович, в контексте современной прозы не проигрываете. В силу того, что у вас очень хороший язык. Ведь что сейчас происходит с языком? Страшные вещи! Не только в прозе, но и в быту. Я везде привожу один и тот же пример: проезжая через Каменный мост, видишь на фронтоне Ленинской библиотеки, национальной библиотеки России, гигантский плакат с огромной надписью: «Сникерсни в своём формате!». Плакат ладно, но «ЭТО» висит на Государственной Библиотеке. Невозможно представить, чтобы в Америке на библиотеке конгресса США или на британской библиотеке висело нечто подобное.
И вот ещё одно занятное соображение: в книге нет ни одного произведения, связанного с профессиональной производственной деятельностью. Это характерно. Вы ищете посторонние сюжеты. Есть любопытное письмо Достоевского к Юнге. Ранее она писала Достоевскому о своей раздвоенности, о том, что «никак не удаётся найти примирения себя в себе». (Сложная женщина.) И что же советует Достоевский: «найдите себе какую-нибудь постороннюю деятельность, не связанную с вашей основной». В этом смысле доля книжки «В купели белой ночи» – быть замеченной. Пришёл прозаик, для которого литература не единственный способ самореализации. Не случайно Александр Викторович в послесловии к своей книге определяет себя как «действующий писатель». Перед нами человек состоявшийся. Его основная деятельность связана с производством, с оборонным комплексом. И это очень важно для творческого созидания: из пустого не нальёшь…
Когда берёшь в руки его книгу, видишь то, что мы называем духом места или гением места. Русский Север обладает магической силой. Мы знаем: оттуда вышел Ломоносов… Это край России наименее тронутый избытками, излишками цивилизации. Край коренной, первозданный, не вовлечённый в культурный оборот нового времени, со всеми его плюсами и минусами. Стержневая часть России! Как мощно «В купели…» передано ощущение русского Севера, Карелии, царство природы, колорит местной жизни. Александр Викторович, это самая сильная сторона вашего дарования.
Чрезвычайно интересна и семейная хроника, автобиографическая проза, если можно так выразиться, написанная от лица отца и матери. Мы сейчас вступаем в полосу забвения, начинаем терять свои корни. Пушкин говорил, что «первый признак культуры – это уважение к предкам», а мы не знаем даже, как звали наших дедушек и бабушек. Восстановление этой генеалогической цепочки через художественные образы – очень важно. Через судьбу героев повести «Сплетение душ» читатель знакомится с историей всей страны, с наиболее трагичными её страницами: раскулачиванием, борьбой с «врагами народа», высылкой коренного карельского народа в Сибирь и расстрелами. Две линии сходится в повести: отца и матери, Средней России и Севера. Судьба страны, преломлённая через семейные предания. Очень интересно.
 
Студентка, участница литературной студии «Луч»:
 
– На мой взгляд, в данном случае мы наблюдаем такое явление, когда современный автор сохраняет лучшие классические традиции прошлого века. И потому сама литература является литературой двадцатого века, в хорошем смысле слова. И это здорово. Потому, что в прошлом веке мы оставили что-то неосознанно дорогое для нас, например, детство. Я невольно провожу параллель между вашей прозой и прозой Санаева. Детство наше закончилось резко, мы не доиграли, а так хотелось бы… Мы все испытываем потребность заново пережить своё детство, в котором остались «рукавички».
И очень необычно, что вы смотрите на литературу, пишите, находясь в другом формате. Это обогащает ваши произведения. И я хочу сказать: всё, что вы сейчас говорили, очень убедительно.
 
Николай Михайлович Сергованцев – член Высшего творческого Совета Союза писателей России, Заслуженный работник культуры России:
 
– Познакомился я с произведениями и самим автором следующим образом: в Союз писателей России, в мой кабинет, вошёл огромный монументальный человек. Он принёс свою рукопись и попросил её оценить. Мы обычно отвечаем на это: «идите в журнал, в издательство». Это раньше в Союзе писателей были консультанты, рецензенты. Им платили за работу. Сейчас всё утрачено. Но что-то помешало мне так сказать. Человек приехал издалека, из Карелии… Говорю:
– А, что у вас?
– Рассказы.
– Ну, дайте любой.
(«Рукавичка»!) Мне уже самому стало интересно:
– Дайте ещё.
(«Орфей и Прима».)
– Ещё!
(«Офицер запаса»…)
Я отчётливо понял: передо мной настоящий писатель, новеллист, причём новеллист первого класса. Во времена, когда творчество писателей оценивали придирчиво, он вошёл бы в десятку лучших писателей наравне с Беловым и Распутиным. Его глубина завораживает. И, как тут не крути, его творчество хочется вставить в контекст всей русской литературы.
 
Игорь Леонидович Волгин:
 
– Александр Викторович, я вам скажу, как литератор литератору. Вам сейчас опасна «захвалка». Чтобы ваш талант полностью вызрел и раскрылся, нужна жёсткая оппозиция в лице опытного редактора или литературного советника. И больше всего бойтесь таких заявлений, когда вас ставят на одну планку с Валентином Распутиным. Для вас сейчас это наибольшая угроза.
 
Студент МГУ, участник студии «Луч»:
 
– По поводу ваших регалий: я отношусь к тому типу читателей, для которых награды и звания писателя создают отрицательное предубеждение. Обычно негативный настрой не удаётся преодолеть. Ваш случай – редкое исключение из общего правила. Несмотря на должности, книга мне понравилась. Спасибо вам. Я поверил вам с первого рассказа и с удовольствием прочитал всю книгу.
Хочу сказать по рассказу «Рукавичка». У нас в классе был подобный эпизод: неоправданная жестокость. Мысль, которую нам прививали с детства: «не может быть презумпции невиновности», и человек обязан перед всеми оправдываться. Мне понравились и ваши «охотничьи» рассказы. Сочные, яркие, но я не охотник и потому зайчика жальче.
 
Лариса Степановна Логахина – Филологический факультет МГУ, руководитель научного отдела, руководитель «Пушкинской гостиной»:
 
– Если охарактеризовать жанр вашей книги «В купели белой ночи», то я бы употребила выражение «неоромантический настрой». А самый пронзительный рассказ, конечно, «Рукавичка». Он раскрывает вас, как писателя.
 
Анатолий Николаевич Самарин – Шеф-редактор сайта «Движение за возрождение отечественной науки», доцент МГИМО:
 
– Я не писатель, я читатель. Впервые с публицистикой Александра Викторовича я ознакомился в Интернете. Его статьи об оборонке читала вся страна. Они меня покорили. И когда, спустя некоторое время, случайным образом я встретился с его рассказами, то понял: они ещё сильнее и полезнее для дела обороны Отечества, чем собственно оборонная аналитика. Своим литературным творчеством он защищает ту нравственную духовную традицию, без которой нет народа. Без которой, собственно, нечего защищать…
Этот здоровый дух в его произведениях меня радует, трогает. В Интернете Александр Викторович приобрёл такое количество читателей, которое невозможно в наше время приобрести тиражами книг. Только на одном из моих сайтов, где за год бывает до полумиллиона посетителй, ознакомились с творчеством Александра Викторовича десятки тысяч человек. Пишут слова благодарности. Я знаю отзывы. У него есть тексты, которые трогают всех, потому что в них нечто непередаваемое… ощущение и малой, и большой Родины.
Расскажу забавный эпизод. Подлинное признание. Это вам уже не «награда литературная»… Одна дама взяла рассказ «Офицер запаса» – рассказ об Афгане, – и поместила на писательском сайте России, поставив под текстом свою фамилию. Я спросил её: «Вы в каком полку сражались?».
Читают. Читают. Списывают…
Меня поражает в Александре Викторовиче его мощь. Умение заниматься одновременно литературой, охотой, оборонкой, фотографией. Всем. Такая полнота жизни. Действительно сравниваешь его с Куприным, Казаковым. Я очень рад, что имею счастье быть знакомым и с творчеством этого писателя, и знать Александра Викторовича лично.
 
Олег Алексеевич Клинг:
 
– Мне кажется, на такой прекрасной ноте мы можем закончить, если вопросов больше нет.
 
Из зала:
 
– Есть вопросы. Вы сами служили в Афганистане?
– Нет, я не служил. Моё звание «старший лейтенант запаса». В основе цикла «Офицер запаса» лежит собирательный образ: реальная судьба нескольких офицеров КГБ СССР, которые эту службу прошли. Я, как гражданин России, благодарен им. Если бы таких офицеров не было, наши дети сейчас опять воевали бы в Афгане и, вдобавок, в Ираке, но уже по указке США. Когда мне за это произведение одна из российских общественных организаций (афганская) вручила орден, я счёл для себя невозможным не только носить его на груди, но даже хранить. На следующий же день этот орден я вручил человеку, действительно заслужившему награду, – одному из прототипов рассказа. В присутствии его боевых товарищей. (А удостоверение оставил себе… на память.) Потому как орден не боевой…
 
Олег Алексеевич Клинг:
 
– У вас на сайте написано, что ваше предприятие «обеспечивает развёртывание стратегических ядерных сил флота».
– Да. В случае чего, обращайтесь…
– Я думаю, вы не случайно занимаетесь литературой. На стыке «оборонки» и литературы, как мы видим, рождается Чудо. Желаем вам творческих удач.
 
Итог встречи подвела Марина Леонтьевна Ремнёва – Доктор филологических наук, профессор Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, декан филологического факультета, зав. кафедрой русского языка, главный редактор журнала «Вестник Московского университета. Серия 9. Филология»:
 
– Александр Викторович, поздравляю. Встреча прошла на высоком уровне. По-другому у нас и не бывает…
 
***
 
В кулуарах
 
 
Владислав Алексеевич Зайцев – Доктор филологических наук, профессор (кафедра истории русской литературы ХХ века) Филологический факультет МГУ:
 
– Александр Викторович, хочу заметить: всё-таки вы писатель двадцать первого века, а не двадцатого, как прозвучало на встрече. А у меня к вам личный вопрос. Желание задать его появилось после чтения рассказа «Жор глубинной щуки». Я сам рыбак: «Какую самую крупную щуку вы поймали?».
– На пять килограммов.
– А я только на три…
– «Честный человек не может быть хорошим рыбаком».
 
Олег Алексеевич Клинг:
 
– Мы, хоть виду не показывали, но волновались. Пришло много людей, однако всё было хорошо. Гости активно участвовали в обсуждении. Я читал стенограмму вашей встречи в Санкт-Петербурге, мне кажется, у нас прошло интереснее. Вы удачно выбрали рассказ для чтения в аудитории. «Рукавичка» – он, без сомнения, ваша визитная карточка. Мне нравится эта детская нотка, сопереживание, сострадание. Ну и, конечно, интересна судьба карелов. История народа, которого, как и советских немцев, затронула трагедия двадцатого века. Так что Бог вам в помощь.
 
***
 
Время пролетело быстро. Встреча подошла к концу.
Музы, дочери Зевса и Мнемосины, являются покровительницами и лирической поэзии, и комедии, и гимнов, и трагедии, и любовной поэзии. Лишь у прозы нет небесной покровительницы. Эту роль призван был сыграть филфак МГУ.
И благословление Его я получил.
 

Порекомендуйте страницу друзьям:

 

 

 

 

 2007 - 2015 г. Костюнин Александр.
Использование материалов сайта
возможно только со ссылкой на данный сайт
Rambler's Top100
E-mail: A-Kostjunin@yandex.ru Разработка и техническое сопровождение: Интернет-компания "Инноза"